?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Стамбульская осень, день 6й, прощальный: "Когда б я век по вкусу подбирал.."
melodie_del_mar
Ты любишь чаек с берегов Босфора
Кормить своим молчаньем удивлённым?
Сидишь здесь у воды под звёздным балдахином
И наблюдаешь невозможность встреч
Европы с Азией, раздвинутой проливом…

А рядом рыбу жарят, зеленью украсят
И поднесут с турецким благолепьем,
К тебе склоняясь, будто бы к султану.

Откуда-то повеет вдруг дымком кофейным…

Нежно счастлив
Застигнутый магрибом в тихий час,
Когда идут, фарватер соблюдая,
По-детски с огоньками вдоль Стамбула
Цепочки неизвестных кораблей…

Куда же плыть: на север или к югу?

И дремлешь так в приморском ресторане,
И вздрогнешь вдруг: пропел вокруг азан,
А ты забыл про близкие мечети…

Я сам бы феску красную примерил,
Одел чапан, в гаремы направляясь,
Когда б не век, что всё поперепутал…
Когда б я век по вкусу подбирал…


(Магриб-элегия на Босфоре
Дж.Маркус, 2012 год)

  Дождь начался на рассвете, смешиваясь с криками чаек и первой утренней песней муэдзина, он стучал по крыше, по подоконнику, стирая малейшую надежду на прогулки по Босфору или поездку на Принцевы острова, он становился все сильнее, и с террасы на крыше отельчика было видно затянутое тучами небо без просвета.
     Но повод ли это сидеть дома?..









Совсем недавно с балюстрады дворца Топкапы мы смотрели на дальнюю, азиатскую часть Стамбула, силуэты ее небоскребов на горизонте и минареты ее мечетей каждое утро всплывали перед нами за Мраморным морем. Там и достопримечательностей особых нет.
А гугл карты вообще указали, что вот здесь- Стамбул, а там, за морем- Ушкюдар.
Но- мы провели 5 дней в Европе- как же обойти Азию?
Туда то мы и отправились, не зная, правильно ли сделали, погода не радовала.
Окна парома, идущего от набережной Эминеню на набережную Ушкюдара, умывало струями дождя, образы Галатской башни с одной стороны и дворца Топкапы на вершине другой, ажурных мечетей и дворца Долмабахче смывало с оконного стекла…











     Над потемневшим морем с криками носились чайки.










     Паром в Ушкюдар от набережной Эминеню  отходит каждые 20 минут (кроме воскресенья), транспортная карта принимается и в пути всего 20 минут). В нашем случае 20 минут сомнений:  для того, чтобы помокнуть непонятно где и непонятно для чего?
    Правда, была еще одна причина.
    -Ну хорошо вы не поедете в круиз по Босфору, - сказал мой стамбульский знакомый, -Ну, хоть на пароме надо пересечь, ладно? Иначе она может обидеться.

-Кто она?
  -Босфор!





     Через 20 минут пути ливень стих, мелкий дождик то набрасывался на зонтики и плащи с новой силой, то стихал ненадолго, хотя, как и обещали, было тепло.
    Паром причалил к небольшой площади, где вроде те же самые лавочки, и силуэты мечетей, и народу много, и автобусы с маршрутками-долмушами снуют- но все не так.
     Это не парадный Стамбул, который разыгрывает свои сценки или обманывает своим, порой искусственным оттоманским обликом, многочисленных гостей. Здесь Стамбул живой.
     Резко заметно отсутствие туристов, и люди не просто так болтаются по набережной- они идут по своим делам. Машины и автобусы снуют вверх и вниз. Обычный, живущий своей жизнью азиатский город, где никто не толпится в магазинах, не толкается на рынках, а скумбрия на гриле с целым батоном стоит уже не 10, а 8 лир.
     Прямо с набережной узкие улочки-лесенки поднимаются вверх на гору, чтобы упасть вниз с другой стороны, а потом снова карабкаться вверх на следующем холме.







      Где-то далеко в сером дождливом воздухе видны контуры небоскребов, и конечно, куда ни кинь взгляд, рвутся к тучам антенны минаретов.
      Это уже не Фракия- Султанахмет, где мы радостно гуляли по живописным булыжным улочкам, или обветшало-ностальгическая Галата (или правильнее Бейоглу).
     Это Анатолия и мы смотрим через Босфор на Европу..





      Хотелось побродить подольше в этом городе, подняться по лесенкам и спуститься с холма, но пришлось, прячась под зонтик, жаться к козырькам магазинчиков на неширокой запруженной транспортом улице, идущей от пристани вверх.











      Нырнув под тенты небольшого рынка, удивились, что суета совсем другая. Никто не предлагает специи и рахат-лукумы, не поглощает тебя бесконечная толпа из который нет выхода, сюда приходят купить только что выловленную рыбу или плюшки к обеду, или совсем нетуристическую пахлаву к ужину.







     А впереди так завлекательно пахло рыбой на гриле, и так призывно кричали торговцы, расхваливая свой только что выловленный, еще бьющий хвостами товар!






Мы остановились у прилавка с мелкими и крупными рыбинами, и доверились продавцу, взяв по скумбрии на гриле, и тарелочку- полпорции- крохотных рыбешек, превратившихся в раскаленном масле в нечто воздушное и тающее во рту..




       Скумбрия была вполне съедобна, салат из разнообразных листьев и помидорчиков и чего-то напоминающего репу надо было поливать лимоном, а мелкие рыбки, должна я признаться, оставили далеко позади ранее еденные в Испании и Италии.
     Они были шедевром, только что пойманные и только что со сковороды.
      А вот из напитков нам принесли воду- увы, здесь азиатская правильно-мусульманская сторона.
      Правда, мне еще и мидии, фаршированные рисом, подарили, еще одна вкусность Стамбула, которую почему-то до сих пор не попробовали. Увидев, как я фотографирую прилавок, мне торжественно вручили маленькую тарелочку.








    - Уфффф,- сказали вечером знакомые стамбульцы.- Вот теперь вы ели правильную рыбу в правильном месте.
       А потом к нам подскочили с большим стеклянным флаконом, и вылили на руки пахнущую мятой и еще какими то травами жидкость- после рыбы, чтобы не пахло, и подали салфетку, вытереть руки.

      Объевшиеся и счастливые, мы выползли на узкую улочку, чтобы через несколько метров  нырнуть за столики типичной чайной. Здесь, в простеньком уличном кафе за стенами рынка, нам принесли кофе и чай так, как не приносили ни в одном заведении европейской части- на подносе с медными крышечками у каждого прибора.












    Тут и дождь стих.
     Город не мог отпустить нас, не показав главную достопримечательность азиатской части.
Мимо мечети, стоящей прямо на берегу, мимо непрерывной вереницы столиков у самого моря, чего не встретишь на том берегу, по пустой набережной, правда, с неизменными рыбаками, мы шли, и шли вперед, в поисках ракурса, который захватит сразу и маяк и мечеть у моря, пока не догадались, куда же эта набережная нас ведет.




Он ловит рыбу в Босфоре...








     Рыбаки всего мира одинаковы. Увидев, что муж снимает их катер, он раскинул руки:- Воооот такую рыбину сегодня поймали!!






И вот, мы дошли))
У Девичей башни много имен- Башня Леандра, Кыз Кулеси.





 Она стоит в море, на маленьком островке метрах в 200 от берега, и это символ Стамбула не меньший, чем Голубая мечеть.
Кем построена башня в море, доподлинно неизвестно, одни говорят, что это был афинский военачальник Алкивиад, поставивший здесь сторожевую башню, чтобы своевременно замечать персидские корабли, другие- что это был Константин Великий, поставивший ее здесь как сторожевую вышку.
      Здесь были маяк и тюрьма, и даже карантинный госпиталь, пока в середине 20 века ее не восстановили по картинам века 19го.
      Как выглядела она во времена греческие и византийские- трудно сейчас сказать, но то, что она и в этом облике красива- несомненно.
      Маленькие катерочки с деревянными крышами везут на островок и обратно любопытствующих.





Легенда рассказывает, что некий провидец напугал султана, обещав ему, что прекрасная султанская дочь умрет, когда ей исполнится 18 лет. И султан увез дочь на остров, и спрятал там, но от пророчества не уберег- из корзины фруктов, подаренной им же девушке на 18летие, выползла ядовитая змея, укусившая бедняжку за палец.
Есть, правда, и оптимистическая версия- конечно, прекрасный принц подоспел вовремя и жили они долго и счастливо.




      Одно из имен башни- Башня Леандра, связано уже с греческим мифом.

      Прекрасный юноша по имени Леандр полюбил не менее прекрасную жрицу Афродиты по имени Геро, нарушившую из-за него данные обеты.
      Каждую ночь плыл Леандр на свидание с любимой, ориентируясь по огню ее факела.
Но однажды факел погас, юноша заблудился в проливе, подоспевшая буря перевернула его лодку, и Леандр погиб.
Утром его бездыханное тело вынесли волны к ногам безутешной девушки.
       Поднялась Геро на башню и бросилась в волны пролива.

     Столько веков прошло, но по-прежнему стоит башня в проливе Мраморного моря, и суетятся вокруг лодочки, рейсовые кораблики и сухогрузы, вот и наш паром проплыл совсем недалеко от нее.
     Мы отплывали от Анатолии, и все меньше становился берег, с ползущими на холм домами, тот самый, на который мы каждое утро смотрели с крыши отеля..










    Я очень рада, что мы все же решились. Стамбул-это событие.

     Это не обычное путешествие в какой-либо город, ну, возможно, кроме Рима и Флоренции.
      И еще я очень рада, что к пяти полным Стамбульским дням сразу добавила шестой, тот последний, которого всегда не хватает в путешествии. А я бы-а вот бы- а всего еще один день!- а теперь он есть.
      И если город нас ни разу не подвел в этом путешествии- и прощание надо доверить ему.

     И мы доверились Стамбулу, и он закружил в переулках, где торговцы носят бублики на голове, и где окончательно понимаешь, что Стамбул-это город запахов, это смесь кофе, крепкого чая, свежего граната, горячей выпечки и кебаба на гриле, а еще мяты и шафрана.







Все остальное-вторично, главное-это запахи, еще острее ощущающиеся в прохладный серый день. Пряные, как яблочный чай с корицей и острые, как фасолевая чорба в глиняной миске.






    Запутав в первый день, на прощание город вывел нас к Малой Айе Софии, которой лишь поманил в начале путешествия.
И снова она открылась в конце проспекта, на фоне тех самых корабликов, которые сияли новогодней елкой в ночь нашего приезда. И проспект на сей раз турецким ковром распахнулся у наших ног.






      Малая Айя София старше Большой, по ее образу строился не только софийский храм, но и знаменитая базилика Сан Витале в Равенне. Это некогда храм Сергия и Вакха, где императрица Феодора основала монастырь, а еще это любимый храм Юстиниана и Феодоры, здесь на многие колонны нанесены их инициалы.











      Я эгоистично порадовалась, что Малая Айя София стоит в стороне от общепринятых маршрутов.
Она кажется воздушной внутри, легкая и невесомая, словно не было прошедших тысячелетий.





     Вот только мозаики разрушили иконоборцы… А еще это один из самых поздних храмов, переделанных в мечеть.





     Этим вечером здесь пусто, лишь девушка в темном платке рассыпает корм по многочисленным мисочкам, и со всех сторон бегут сюда кошки всех цветов и размеров.

     Я не рассказала о парке роз Гюльхане, о мечети Рустема-Паши, о крепостных стенах и акведуке. О колонне Константина, где когда-то на самой верхушке стояла золотая статуя императора, о множестве других уголков и старинных зданий.











     Однажды вы приедете в Стамбул и сами станете открывать его для себя, так, как вам захочется, и так, как он захочет вам показаться.

      В последний день мы не собирались идти в знаковые места, мы просто гуляли по городу.




















     Снова улочки, и торговцы кричат, предлагая арбузы и рыбу, красные паутинки шафрана и медные джезвы, а потом все стихает, и шелестят опавшие листья по холодному мрамору: мы уже были здесь в первые дни, но неожиданно вывели нас пряные шумные улочки к Сулеймание, беломраморному прекрасному творению великого Синана.






     В мокрых плитах двора отражаются купола и стрелы минаретов..








    Мы были здесь в солнечный день, а сейчас, в пасмурный, так четко видны и Босфор и Золотой Рог.










Лучшего места для прощания с городом не придумаешь..

















     Стамбул невероятен.
      Такого смешения эпох, культур, религий, запахов и звуков нет пожалуй, ни в одном другом месте.

      Он уже начал мне сниться: крики чаек над Босфором, пение муэдзинов, смешанное с шумом дождя в открытом окне, призрачные силуэты куполов и минаретов...
      я уже скучаю по тающей пахлаве и терпкому чаю в крохотных стаканчиках…









     Я не уверена, что вернусь- хотя стоит ли зарекаться? Но я буду помнить, и буду скучать.

ÇOK TEŞEKKÜR EDERİM, ISTANBUL.

Ты любишь чаек с берегов Босфора
Кормить своим молчаньем удивлённым?
Сидишь здесь у воды под звёздным балдахином
И наблюдаешь невозможность встреч
Европы с Азией, раздвинутой проливом…