По Европе без авто (melodie_del_mar) wrote,
По Европе без авто
melodie_del_mar

Category:

Стамбульская осень, день 3й- романтический

   Признаюсь- я не смотрела «Великолепный век». И имя Сулеймана Великолепного мне особо ни о чем не говорило.
   Уже в Стамбуле повеселило совпадение: мой любимый Кватроченто – ренессанс Лоренцо Великолепного, и османский ренессанс Сулеймана Великолепного.
    Забудем о Роксолане (чьи бани мы проходим по пути к Айя Софии, и по чьим следам мы бродим среди колонн в подземелье Цистерны).
    Сегодня у нас другой герой, а вернее два, невозможных один без другого.
    А еще сегодня у нас Стамбул романтический.








Садимся на трамвай, идущий до площади Беязид, откуда пешком, свернув направо, буквально 10 минут, не ныряя в недра Большого Базара, а держась университета с левой стороны и парка с башней Беязида идем в сторону Золотого Рога.




   К самой большой мечети Стамбула, еще одной его визитной карточке, Сулемание, мечети Сулеймана Великолепного, построенного его близким другом.





  Мимар Коджа Синан, доживший в те времена до 100 лет, великий османский архитектор, (1491-1588) построил 131 мечеть и 200 других зданий.
      Он родился в христианской семье в Анатолии, и, как и сербский мальчик из семьи Соколович, ставший Великим Визирем, был принудительно отобран у родителей.
     Принявший ислам и ставший янычаром, он получил инженерное образование, и привлек внимание султана , быстро и безупречно соорудив мост во время одной из переправ.
     В 1538 году он стал главным архитектором султана и с этого времени они почти не расставались. Многих близкий друзей потерял султан, приказавший казнить их за неподобающее отношение, либо слова в адрес Роксоланы, среди них были товарищи по его детским играм.
     Но.. рядом с мавзолеем Сулеймана и усыпальницей Роксоланы есть третье, равное по размеру сооружение, Сулейман приготовил его для Синана.
     Увы, султан ушел первым, и похоронен Синан, чье имя переводится как «острие копья», в небольшой гробнице, открытой раз в год- в день его памяти, 9 апреля.





    Сулейман всегда вникал дотошно во все проекты. И однажды он усомнился, что в огромной мечети голос проповедника будет хорошо слышен. И тогда Синан усадил султана у входа, а сам отправился к молитвенной нише.
     Они всю ночь шепотом читали друг другу стихи.
     А утром султан, который должен впереди всех входить в новую мечеть, с поклоном передал ключи Синану. И архитектор первым переступил порог.
     Силуэт Сулеймание доминирует над всем берегом. Даже в туманной дымке он выше, внушительнее, прекраснее остальных.






  Издали напоминающая Голубую мечеть, Сулеймание совсем другая.











  Она величественна и лаконична, белый и серый мраморный комплекс над Стамбулом, над обеими берегами Золотого Рога, ни одной детали лишней.
     Сулеймание аристократична.








   Мы придем сюда еще раз, в последний стамбульский день, прощаться с Городом. Не по своей воле- он сам приведет, перепутав все переулки и улицы, потому что именно здесь и должно состояться прощание.
     А пока ярко светит солнце, и небо синее тем глубоким оттенком, который возможен лишь осенью.









  Как на ладони раскинулся на другом берегу совсем европейский Стамбул, с генуэзскими улочками вокруг Галаты, с площадью Таксим, причалами и магазинами проспекта Истикляль.







Серые купола спускающиеся вниз, к Золотому Рогу, отгораживают  шумный сегодняшний мир от благородного мрамора Сулеймание, от усыпальницы Сулеймана Великолепного, Хюррем.












И чему удивляться, что именно сюда в окружении подруг идут стамбульские невесты и прочие романтически настроенные барышни.









Мы обошли Большой Базар, в поисках рынка специй, спускаясь к Золотому Рогу от мечети Сулеймана. Мы шли на набережную, на полную голубей стамбульскую Сан Марко- площадь Эминеню. Есть история о том, что одного голубя с площади увезли в Россию, окольцевали и выпустили. Голубь вернулся.
  В углу площади сидит старик, продающий корм для голубей, а суматоха базаров с одной стороны и набережной с другой сталкиваются здесь и закручиваются вихрем у подножий мечети Йени Камиль- новой мечети.











  И если говорить о Стамбуле-городе контрастов, то это здесь, от жемчужного благородства Сулеймание к кипящей похлебке рынка, где даже прилегающие улочки- большой базар, тебя толкают, давят, ты пытаешься что-то сфотографировать, одновременно придерживая сумку, пробуешь, торгуешься, и чем больше мечтаешь поскорее сбежать отсюда, вырваться к тихим улочкам и набережной, тем больше затягивает водоворот.
     Вот бизнесмен куда-то идет неспешно, вот целое семейство бродит по рынку, путаясь своей коляской под ногами встречных прохожих, а вот понесли чай, на медном подносе.










Пока доберешься в относительно спокойный старый рынок специй за каменными стенами, раз двести захочешь плюнуть на все и убежать куда глаза глядят.
   Но остаешься, толкаешься, торгуешься, отбиваешься, и смотришь по сторонам.









Рынок полон историй и типажей, и за каждым кадром спрятан целый художественный фильм…
 
Tags: Стамбул, Турция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments